Привлечение контролирующих банк лиц к субсидиарной ответственности. Часть первая

Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов, наступающая в случае если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или бездействия) контролирующего должника лица, – это предусмотренный Федеральным законом от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) исключительный механизм восстановления нарушенных прав кредиторов (см. пункт 1 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

Почему же привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, т.е. использование исключительного механизма, объявляется сегодня одной из самых действенных мер при банкротстве? Давайте попробуем разобраться в этом вопросе на примере привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должников – банки, конкурсным управляющим которых является государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее – ГК «АСВ»). Для Адвокатского кабинета адвоката Позднякова А.П., аккредитованного в качестве юридического консультанта ГК «АСВ» с 2012 г., эта категория судебных споров особенно близка.

Для начала давайте разберемся, кто относится к контролирующим должника (банк) лицам. С точки зрения ГК «АСВ» это:

  • Акционеры/участники (плюс конечные бенефициары, но тут есть нюансы)
  • Члены совета директоров (наблюдательного совета)
  • Единоличный исполнительный орган
  • Члены коллегиального исполнительного органа

Обращаю особое внимание на то, что с точки зрения ГК «АСВ» «зиц-председатели», подписывавшие кредитные и иные договоры от имени банка-банкрота на основании доверенности, но не входившие в органы управления банка, равно как и другие уважаемые руководителя среднего и высшего звена (руководитель службы риск-менеджмента, руководитель юридической службы и т.д.), если они не входили в состав органов управления банка, к контролирующим его лицам по общему правилу не относятся. В случае вхождения таких лиц в состав органов управления банка-банкрота указанная презумпция меняется на прямо противоположную.

Примеры виновных действий контролирующих должника (Банк) лиц

  • Выдача кредитов техническим заемщикам (т.е. юридическим лицам, которые не осуществляют хозяйственную деятельность или осуществляют деятельность, не сопоставимую с объемом ее финансирования банком, зависят от банка или управляются его руководителями и/или владельцами, участвуют в схемных операциях банка);
  • Замещение принадлежащих банку ценных бумаг на права требования к юридическому лицу, заведомо не способному исполнить свои обязательства;
  • Ненадлежащее погашение ликвидной ссудной задолженности путем предоставления в качестве отступного недвижимого имущества по завышенной стоимости;
  • Приобретение ценных бумаг по завышенной стоимости, а также неликвидных ценных бумаг;
  • Безвозмездное отчуждение денежных средства под видом приобретения ценных бумаг;
  • Замена ликвидной ссудной задолженности физических лиц на права требования к юридическому лицу, заведомо неспособному исполнить принятые на себя обязательства.

Примеры виновного бездействия контролирущих должника (Банк) лиц

  • Непринятие мер по предупреждению банкротства;
  • Намеренное создание и поддержание ненадлежащей системы управления кредитной организацией, наличие которой оградило бы банк от взаимодействия с заведомо неплатежеспобными контрагентами.

Если внимательно посмотреть на приведенные выше примеры виновных действий контролирующих должника (банк) лиц, то начинает становиться понятной логика законодателя и правоприменителя (прежде всего ГК «АСВ») в части привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника (банк) лиц: перечисленные варианты «финансового инжиниринга» на протяжении ряда лет практиковались российскими банками, многие из которых стали банкротами, в том числе заигравшись в тот самый «финансовый инжиниринг». Представляется, что угроза быть привлеченным к субсидиарной ответственности охладит чересчур горячие головы раньше, чем у банка отзовут лицензию на осуществление банковской деятельности. Соответственно, действенность норм о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц видится прежде всего в превентивном оздоровлении банковской системы России.

Не так давно мне был задан вопрос: а возможен ли переход от гражданско-правового рассмотрения вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности к уголовно-правовому? Мое мнение следующее: в случае вступления в законную силу решения суда о привлечении к субсидиарной ответственности при уклонении от его исполнения могут наступить общие последствия, предусмотренные статьей 177 Уголовного кодекса Российской Федерации за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности – вот такой переход.

А есть ли примеры отказа суда в привлечении к субсидиарной ответственности?

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-18642/2016 от 31 июля 2020 г. (резолютивная часть объявлена 23 июня 2020 г.) в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника — АО «Акционерный коммерческий банк «Банкирский дом» — лиц ГК «АСВ» было отказано.

Какие выводы суда заслуживают особого внимания?

  1. Если перед заключением кредитных или иных договоров банк проверил заемщика на платежеспособность, но впоследствии обязательство не было исполнено, не имеется условий для привлечения члена совета директоров к ответственности за убытки в связи с отсутствием причинно-следственной связи между действиями члена совета директоров и наступившими убытками;
  2. Кредитные договоры для банка являются ординарными (обычными) хозяйственными операциями в рамках его (банка) правосубъектности; как указано в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих лиц к ответственности», лицо не может быть признано контролирующим должника только на том основании, что ему переданы полномочия на совершение от имени должника отдельных ординарных сделок, в т.ч. в рамках обычной хозяйственной деятельности;
  3. Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если убыточность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из неё обязательств, то ответственность за соответствующие последствия возлагается, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения. Оценка же разумности поведения членов Совета директоров Банка с позиции объема сведений, ставших доступными конкурсному управляющему в рамках дела о банкротстве после того, как соответствующая задолженность перед банком не была погашена, сводится к возложению ответственности на членов Совета директоров Банка без учета вины каждого из них;
  4. При определении круга лиц, подлежащих привлечению к субсидиарной ответственности по обязательствам банка, конкурсным управляющим должно быть учтено разное положение контролирующих лиц в структуре управления Банка и степень влияния на принятия тех или иных решений. При изложенных обстоятельствах суд не признал доказанным конкурсным управляющим наличие условий для солидарного привлечения указанных им ответчиков к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, конкурсный управляющий не обосновал надлежащим образом совершение ответчиками умышленных действий, которые привели к банкротству организации, в том числе намеренного вывода активов должника в ущерб интересам его кредиторов;
  5. Применение той или иной редакции Закона о банкротстве (статьи 10 или статьи 61.11) в целях регулирования материальных правоотношений зависит от того, когда имело место действие и (или) бездействие контролирующего должника лица.

17 августа 2020 г. была принята апелляционная жалоба ГК «АСВ» на вышеуказанное определение по делу № А56-18642/2016 от 31 июля 2020 г. – пристально следим…

Продолжение: Привлечение контролирующих банк лиц к субсидиарной ответственности. Часть вторая

Семина Нина Геннадьевна
Адвокатский кабинет адвоката Позднякова А.П.
© Адвокатский кабинет Позднякова А. П.

Москва, Краснопресненская наб., 12
Эл. почта: info@adv-pozdnyakov.ru
Телефон: +7 495 258-12-48